Собачья площадка Кошкин дом Другая живности

Моисей."Выжил из невыживаемых!"

Моисей."Выжил из невыживаемых!"

Повесть о Моисее, его рождении, выживании с дефектами (волчья пасть, глухота) и большом желании нас его вырастить и дать полноценную и радостную жизнь этому малышу.

Такого не бывает! А вот с ним - произошло! Родилось четверо щенков. Порода - китайская хохлатая собака. Чем они отличаются от других собак - это тем, что абсолютно голые, без шерсти. Щенки же при рождении совсем крохотные голенькие шарики, похожие на ртуть, раскатившуюся по поверхности. Щенки родились и, как ртутеобразные шарики, к мамке покатились. Все сразу есть захотели! Бегает только один то к мордочке, то к хвостику, что он ищет? Прошли сутки, вторые, начался третий беспокойный день... Да, начался хорошо для всех троих, но не для НЕГО!

Понятия мы не имели, что происходит? Уже и клички дали малышам, "бегунца" - назвали Паровозик. Славный, голенький, белоснежный щенок, но не такой , как все. Бутузы подрастают, а он истощал. Ползает и от соска как очумелый отталкивается. Целую ночь я с ним сидела, подкладывала к мамке, сцеживала молоко в малюсенький его ротик. Все, настал третий и самый опасный для него день. Врач пришел и все прояснилось. Малыш не ел 3-е суток, не мог он, кроха, сосок-то в рот взять, задохнулся бы. Сам знал, что его ждет неизвестность... Жил, ползал, боролся. Диагноз врача - волчья пасть - усыпить! "Никто еще не выживал и этот не выживет!" - сказал, как отрезал и... ушел. Ни совета, ни поддержки, даже в нете, кого успела опросить - все топили таких щенков. Как я, та, которая его все дни видела, грела, волновалась - могу утопить? Нет того человека, который бы это с делал с легкостью... Смерть - всегда останется на мне.

Посоветовавшись с мужем, я решила его кормить искусственно. Все пробовалось наугад: пипетка, шприц, ложечка. Не может щенок заглатывать молоко, все выливается через нос, он задыхается. Капелька попадет - он и этому рад, силенки убывают, а он куда-то ползет, что-то ищет... Щенки уже превратились в маленьких, крепких шариков, начали его своим тельцем придушивать, он, бедненький , не мог из под них и вылезти, так и лежал - расплющенный! Все дни и ночи я проводила возле суки со щенками. Решила с мужем - не сдаваться. Прошла все аптеки и купила все для грудничков. Маленькие бутылочки, сосочки, нашла сучье молоко, и МЫ начали жизнь с первых попыток к приучиванию заглатывать соску поглубже, чтобы молоко лилось сразу в гортань, минуя сам рот и небо. Все лилось, выливалось, но попадало по назначению! Боже, какая для меня была радость, когда он, наевшись - укладывался под мамкину шейку. Не верю, что родители отказываются от своих деток, если в помете с каким-то, какие-то непонятки. НЕ ВЕРЮ! Сука его только грела, остальные сами наевшись, находили себе местечко , но ему всегда уступали место под шейкой, там тепло и уютно, как в гнездышке! Как, такие малые , 5-ти дневные щенки могут что-то знать о его проблемах? Загадка природы - их детское понимание.

6-й день, чуть больше успехов, половина съедается, половина впустую. Жизнь его не покинула, но силы появились. Паровозиком он и остался, пока сам не смог пролезть и продвинуться через преграду , которую устраивали с каждым днем все больше подрастающие щенки. Вот тут и начался тот дурдом, что можно только себе увидеть во сне. Как его отделить от мамки - замерзнет? Как оставить ночью? Вдруг кто-то из щенков придушит. Его силенок не хватит даже пискнуть, не то, чтобы из под них выкарабкаться... Я стала его мамкой и кормилицей, и подушечкой, и шейкой. Кормить уже научились, пьет , но с трудом, остальное стал из носа прочихивать, кормить надо было, как и тех - часто, но понемногу. Беда в том, что те щенки сами себе ползут сосать молоко, а этот-то не скажет, когда он кушать хочет. Стала я его по минутам подкармливать. День, ночь, опять день, опять ночь... Сначала через 15-20 мин, потом через 30 мин, понемногу, но вливалось молоко. На 2-ю неделю без сна, я уже почувствовала - дохожу сама... Что я сделала? Нет, не отказалась кормить реже, не пошла спать, не попросила сменить меня. Я просто , как все простое - включила телек, поставила диск с фильмом "Знакомьтесь, Джо Блек" - стала смотреть, слушать, кормить, пеленать и так изо дня в день...

Отсадили мы его в новый домик, теплый, с множеством пуховых платков и грелок. Температура должна быть та, что дает сука при обогревании. Бедный, он замерзал сразу, как только начиналась очередная кормежка! Каждые 30 мин. Головка мокрая, молоко по шее течет...Все измазано и в молоке, но он стал поправляться. Там, где недавно я могла пересчитать каждое ребрышко - появился животик! Да, настоящее пузико. Вот теперь и стала я понимать, когда же его кормить. Когда пузико стухает, соску с молоком в рот, когда кругленькое, как барабанчик - в пух. платок и - на боковую.. Все реже и реже пошли кормежки, я уже могла час или два поспать. Но на мне же еще и сука со щенками. Ее кормить, 2 раза выгуливать, щенам подстилки менять... Что это за заботы по-сравнению с заботами о Паровозике - МЕЛОЧЬ! Радость была и жила во мне, что вопреки всем врачам, с их высказываниями о таких патологиях, что с ними не выживают- не верю теперь ничему...

Жизнь, кормежка и уход продолжались. Начались другие проблемы. Его все тельце покрылось прыщами, большие и маленькие, они лопались , заживали, весь он был в облепиховом масле - "желторотый цыпленок" в пуховике. Сидел в варежке, грелся, страдал, но жил. Жить хотел по-сумашедшему! Я хотела, до одурения его выходить, муж хотел до безумия мне чем-то помочь, дочь хотела до беспамятства нам всем что-либо сделать: еду приготовить, продуктов накупить... Все что-то хотели! Да, все ЖИЛИ, жили надеждой на чудо, ожиданием того, что все, нами сделанное помогает ему, нашему маленькому и такому одинокому Паровозику! Спать по ночам очень хотелось, не вру, но помощь пришла сама. ТЕЛЕК! Да, именно он! Он со мной в этом фильме, который я уже знала наизусть и по-русски и без перевода - разговаривал устами Джо Блэка. Да, каждую ночь он говорил со мной, давая понять каждое его слово. Оно мною запоминалось, да и смысл фильма - мистический. Смерть сама заберет того и тогда, когда придет этому время...

Первое открытие глазенок - это чудо! Это - как музыка в красках. Глазик один - синий, а второй еще не хочет открываться... ждем... О чудо и сразу две маленькие щелочки смотрят на вас. Смотрят, но не видят. Все же смог малыш вытянуть себя из бездны, в которую его тянуло! Те бутузы уже бегают, своим заняты, а малявка еще не окреп, на ножках не стоит. Спит у себя в домике и ему хорошо. Думаю, что хорошо, а так не знаю и сама, может и неудобно, может одиноко. Всегда тело стремится к телу, не страшно, что-то рядом шевелится, а у него в коморке - пустота. Все щенки растут и он подрастает. Мне легче и кормление реже. Весь месяц без сна. Поверите? Может и нет, да мне все равно, главное, что это так. Спросите, зачем я это делаю? Ответ один. Не знаю! Может мне так суждено было это делать, что-то мной руководило, и я не жалею, ни оной минуты не сомневаюсь, что делала правильно!

Сколько раз я его кормила, столько раз у него появлялись новые имена... Говорят: "Как ты яхту назовешь, так она и поплывет". Были очень тяжелые дни, тогда он был - Кроха, были нормальные дни - он был Зая, были радостные дни - он был Птичка, Солнышко, Бусинка, Изумрудик, но Манюня он был всегда. Манюня, Масяня, Моськин, Мося, МОИСЕЙ. Вот, Моисей - это осталось, как приклеенное. Верю, имя, кличка или как там еще можно сказать, но они дали первый толчок для его первых, но уже устойчивых шажков по жизни. Да! Он, Моисей, начал шажок за шажком продвигаться в этой нелегкой для него жизни. Нашей радости не было предела. Все бежали посмотреть на его неуверенные шаги и пробежки за своими братиками и сестренками. Тем малышам было и невдомек, откуда еще появился щенок. Все как всегда: они играют, покусывая друг друга, а он старается только делать первые шаги. Шли дни, все та же кормежка из соски, но успех за успехом. Все меньше проливаем молоко на шею, все реже забиваем нос. Учился не дышать, пока глотал, а мясо стал есть кусочками, не разжевывая. Сам, своим умом соображал, что что-то произойдет, если щель в небе забьется. Проходил день, на ночь он сам залазил в домик, сам привык засыпать, сам с собой жил и дружил.

Росли щенки, надо было постепенно отлучать их от мамки и приучать к купанию, они ведь голенькие, чистенькие, но водные процедуры всем собакам просто необходимы. Это было что-то. Китайские хохлатые вообще "неземные" существа. Настолько понятливые сами по себе, что диву даешься! Купание восприняли с превеликим удовольствием, только немного боялись, а вот Моисей с удовольствием и уверенностью. Им пришлось лаской и сюсюканьем проводить обтирание , а ему - без единого слова, как будто он всегда, с самого начала жизни это делал. Стоит себе, ждет пока все тельце оботрешь и кремом намажешь, ни шагу, ни уверток, ни писка! Вот думаю - здорово. Почему же те малыши такие непоседы, а этот такой степенный, не по годам? Что бы ВЫ, дорогие читатели, подумали? Да то же, что и я, просто жил спокойно, один, один и привык ко всему.

Ан нет! Еще один дефект. Да, дефект природный - он глух. Глухой с самого рождения. Протирая голову, я причесывала всех и ушки прочищала. Очередь дошла до него. А в ушках все перепонки наглухо закрыты, просто в ухе нет дырочки, хотя ушная раковина правильной формы и ухо существует, но не стоит, как у всех остальных щенков. Бегает, видит, но ничего не слышит. Как же он, такой малой будет существовать в этом мире? Да он жил и живет в своем мире, он его по-своему понимает, осязает и слышит. Слышит по-своему и ему по-своему все понятно. Все, что делают те щенки - он повторяет, его не пускают в свои игры, но и не обижают. Начал игрушки носить, повторяя, начал бегать за ними, но большую часть времени проводил сам, в своем домике, глядя на них. И такой это был взгляд... Слезы у меня накатывались на глаза, обидно… Почему природа такое ему предоставила? Почему именно ему - самому красивейшему из щенков? Почему столько дефектов ему одному? Почему именно жив остался? Много "почему" возникало в моей голове. Ответ - так надо! Мой ответ пусть останется со мной. Я его уже знаю. Вам судить самим, кто как рассудит. Главное, он ЖИЛ. Жил своей жизнью и ему было хорошо. Да  именно , хорошо по-своему. Так, как он понимал жизнь.

Прошло два месяца, заканчивался третий... Время, когда надо было обращаться к врачам. Врачи, их много, были у разных, каждый по-разному удивлялся и делал свои выводы. Много врачей - много и мнений. Один врач нам четко сказал: "Смогли выходить до 3-х месяцев, будет жить, только нужна операция на небе". Вот и решились мы начать его новую жизнь, сделав операцию. Боль, наркоз, страдания после зашивания неба и много побочных осложнений... Он все перетерпел! Имя дало ему силы! Снятие швов без наркоза, боль и страх - целый букет его испытаний и страданий... Но увы, не удалось с первого раза все зашить. Жизнь продолжалась, игры, познания чего-то нового, но не в еде. Те же куски мяса, консервы в кусочках, шарики хлеба. Вся его дневная порционная еда. Начали уходить щенки из нашего дома к новым хозяевам, оставались его папа и мама.

Он рос, но был еще крохой, все пропорционально: и лапки, и голова - все соответствовало стандарту, только маленькому. Я его называла - миниатюрный китаец. Весь беленький, голенький, с белой пушистой гривкой, как у лошадки и маленьким круглым пятном на попке. Рос он, росли зубы, увеличивалась щель в небе. Вторую операцию мы сделали через полгода, решились. Все боялись за него очень. Как перенесет наркоз, как пройдет соединение тканей, заживание. Все то, что мы делаем - ему помогает - он знал сам, но видно было, что боялся. В операционной он всех врачей сначала "перецеловал", потом ко мне на руки взобрался, а я никак не могла его отдать им, хирургам... Сама рыдала, боялась, молилась...

Все прошло хорошо, но и вторая операция не удалась окончательно. Врач сказал, что через месяц - на третью. Очень маленький рот, небо, зашить глубже - не сможет глотать, кусок не пролезет, а каши - пойдут через нос. Решились сделать третью. Какое же было разочарование, когда после операции начали резаться клыки и впереди образовалась совсем крохотная, но опять щель! О ужас. Неужели все повторяется? Заколдованный круг вокруг нашего Моисея! Да за что же ему такие мучения! Много сидела в инете, переписывалась с психологами по собакам, спрашивала про нагрузку на сердце, чем может четвертая операция закончиться? Много мне давали советов, много сочувствовали, но мне не это нужно было. Нужна была четкая и правильная информация. Чем закончится все - не знал никто. Вот и сейчас я, как у "разбитого корыта". Все время в голове задавала себе вопрос: "Что если на четвертой операции его сердечко, такое маленькое и перенесшее уже три раза наркоз, не выдержит?" Я его не убила, а отдала врачам, кто тогда будет виновен в его смерти? Я или они?"

Моисей настолько приловчился глотать, что практически не надавливает куском еды на небо, и у него это получается. Все то, что застревает в небе - он научился вычихивать, воду только не пьет. Всю влагу получает из пищи и вареных овощей, консервов. Жив, ему уже г. и 10 мес. Живет в своем мире, с каждым днем все больше становится уверенным в поведении и "выживании". Всегда радуется всем, кто к нам приходит. Не зная, что он глухой, никто и не подозревает, что все то, что ему говорят - он выполняет. Правда выполняет по-своему, но это только я знаю, что он понимает жесты. Небольшого движения рукой или пальцем хватает, чтобы он уловил смысл того, что от него хотят, он понимает и выполняет. А как он летит, когда протягиваешь руки ладонями к нему! Это счастье видеть такое!

Новая радость - в семье китайцев опять пополнение. Так получилось, что мы, не занимаясь разводом специально, получили еще один приплод. Вот это как раз то, что называется - не хотели, а имели. Мы с Моисеем отдыхали в Крыму, он превосходно ездит в поезде, гуляет на перроне, бежит с дикой радостью к людям, рад всему новому и неизвестному. Приехали с отдыха и получили. Вот уж для этих щенков он сам стал учителем (не мамка), проповедником, как себя вести, подчиняться, ходить на "место" - туалет и драться за любимую игрушку. Только все пока оставалось с ним по-прежнему...

Как Вам, такое бывает? Скажу, бывает! Все то, что уже прочитано вами - моя и его жизни. Вся эта история, без прикрас, без лишнего и красочного описания. А вот сейчас пойдут краски!

Каждый раз, когда я это прокручиваю у себя в голове, каждый раз всплывает то, что когда-то было незамеченным и неучтенным. Я такой человек, что все делаю по плану, с дальнейшими предположениями и стратегиями. Когда и что может произойти, что может последовать за тем или иным действием с моей стороны, какие последствия будут... В доме росло новое, еще крохотное пополнение, а Моисей уже ждал...

Ждал он не зря, ждали, наблюдали и мы. Сначала он их принимал, как игрушки, но не таскал, не прятал, не отгонял от своей мамы. Сидел, как папа и... наблюдал. Знал, что растет новая неизвестная ему жизнь! Все, что он видел, а он уже начал и слышать, да, именно, слышать звуки - делало его взрослее. Слышал стук и удар об пол, слышал лай папы, когда звонили в дверь и все срывались с мест с дикими и радостными своими, собачьими, звуками - бежали кого-то встречать, слышал свое имя, когда его громко произносили и звали давать еду. Сначала эти звуки, а потом мы начали упорную тренировку над слухом. Хлопок в ладоши и показ жестами. Смотрел куда-то в сторону, как эхо отражается от стен, так он и реагировал - неправильно. Постепенно, разговаривая очень громко, мы стали и его подключать к разговору и командам "вслух", их пониманию и выполнению. Верите - долго, упорно, но получилось. Бежал сначала на зов не в ту сторону, а потом понял сам, что надо на звук реагировать обратными действиями, то есть бежать в противоположную сторону от звука. Как это здорово - такая понятливость, и все сам, своим умом. Теперь и проблем меньше. Хлопок, команда - правильное выполнение! Для него это величайшая радость - улыбка, поглаживание и нежные, так любимые им, мои руки.

Я все время вспоминаю теперь, как он, не зная правил жизни жил, подчиняясь своему инстинкту. Жить, вопреки законам природы. Неоднократно, когда была очередная консультация с врачами, все сходились на одном - не жилец, усыпить. Последний раз я это слышала, когда он уже глазки открыл и видел мир. Тот мир, который ему был так близок, понятен и одновременно страшен, т.к. он очень тихий, без звуков, шорохов, волнений. Мне самой страшно было слышать слова, которые произносились о нем, как о прокаженном. Говорили, что эта патология повлечет и болезни внутренних органов, может какого-то органа еще нет, может год-два проживет и умрет, всякая чушь, которая, извините, всегда присуща "специалистам", но я не верила. Не верила и знала, что все может быть, но только не с ним и не у нас такое случится. Вспоминала первый бессонный месяц, когда он, замерзая один, тихонечко становился на задние лапки, прыгать еще не дорос, и лапкой поглаживал мою руку, чтобы я проснулась и взяла его под одеяло, к себе, на шейку. Так как у родной мамки он привык спать на шее, так и у меня продолжал засыпать в тепле. Вспоминала, как давала молоко из соски и оно, попадая в щель, перекрывало ему дыхание. Он задыхался, чихал, слезы текли из глаз, сопли пузырями выскакивали, но прочихивался, потом дышал часто ротиком, потом само все проходило, восстанавливалось дыхание. Он засыпал, иногда даже толком не наевшись... Вспоминала первые его радостные звуки тявканья. Не знаю, кто его учил и понимает ли он то, что лает - он лаял. Лаял, как настоящий пес, четко, требовательно, лаял - радостно, лаял обиженно. Я так его понимала, а может просто думала, что понимаю. Правильно пишут, не слово важно - важна интонация, с которой оно произнесено, его интонация. Как бы и какое бы оно ни было - интонация свое сделает, а ее не изменишь!

Как я могла после этого всего сдаться, опустить руки и УСЫПИТЬ! НИКОГДА! Да, никому не посоветую этого делать, это очень большая потеря, та, которая будет потом всю твою жизнь съедать твою душу. Всегда можно изменить что-то, найти выход. Пока мы пришли к решению - больше не консультироваться с врачами, но и не терять надежды на четвертую, но уже пластическую операцию. Это вживление имплантата (пластинка) в небе. Моисей растет, поедает по своему методу, не разжевывая пищу, старается пить воду. Пить, как пьют птички, подымая голову вверх. Его начали учить пить эти крохи, которые стали выходить из домика, заигрывать с ним, "обсуждать" на своем языке дела семейные. Он стал для щенков папой и мамой. Мама же, в свою очередь, очень благодарна ему за то, что все заботы по воспитанию, он взвалил на свои маленькие и хрупкие плечи. Пошел новый виток его жизни - познание и обучение малышей и, конечно же, самого себя и его принадлежности в жизни. Малыши учили его играться по правилам, а у собак свой расклад, учили прятать игрушки и находить их, учили "закапывать" косточку (он не умел и не знал), приняли его в свои "ясли". Как это здорово, на втором году жизни узнавать то, что на первом прошло стороной...

Росли малыши, а вместе с ними подрастал и Моисей! Он был хозяином в квартире! Большие собаки не реагировали на его лай, а вот маленькие щенки его слушались и боялись. Он сразу понял, что в первом помете, он учился всему, а сейчас сам обучать должен, а для этого надо завоевать к себе уважение. Как? Этого даже я не могу объяснить... Вместе они играли, вместе ели, каждый из своей мисочки, вместе укладывались спать. У каждого щенка, после того, как они были отлучены от матери - сразу нашлось свое, личное место, куда не мог никто другой из щенков лечь. У Моисея была его любимая коробочка с пуховым платком. Каждый вечер он забирался в нее и сам засыпал. Другие щенки бежали под стул, там тоже лежала подушечка, за диван и под телевизором. Все разобрали свои места...

Один раз, проснувшись, я увидала, что коробочка темная. "Где же Моисей?" - сразу возник вопрос у меня в голове. Я подошла и потрогала рукой. Мягкое тельце лежало и сопело... Только после того, как я включила свет, я поняла, что свое место он уступил черненькой, голенькой и самой маленькой девочке! А где же он? А он, бедный, скрутившись калачиком, лег возле нее на подстилочке и верно сторожил ее сон.

Так и началась нежная дружба между Евой и Моисеем! С ними всеми он играл, покусывал, а ей отдавал предпочтение. "Каким образом?" - спросите Вы. Да все очень просто! Все свое мальчишеское обаяние и внимание он предлагал только ей! Приносил любимую игрушку и не забирал, как у других, бегал за ней, укладывался спать в коробочку, а потом уступал ей ее, дергал за "косичку". Ева родилась с прекрасной черной шевелюрой на голове, совершенно голенькая и мягкая. Все щенки дружили, стали понимать и выполнять мои команды, когда я звала всех на кормежку или, когда учила: "сидеть", "нельзя", "ко мне". Но вот ходить на место - "в туалет" на пеленку- научил их всех Моисей! Сначала на газеты и в разных местах ходили они, а потом я в один день все убрала, и они не могли по запаху определить, куда же свои дела сделать? Вот тут Моня и побежал в ванную, там, на кафеле лежала газета. Увидев его - они тоже последовали за ним, понюхав, все поняли, и так началось их обучение. Все что он делал - они повторяли: дрались вместе, ели вместе и все как-будто его понимали и слушались. Одна Ева все невпопад делала, но я ее не ругала, ведь она - его любимица, а наказывать при нем, я не решалась - он так ее любил и все видел...

Пришло время отдавать детей, да, именно детей, новым хозяевам. Если Вы скажете, что хозяева выбирают собак - в корне не верно! Это щенки выбрали себе хозяев. Первым ушел к хозяину Тайсон. Позвонил парень и пришел на просмотр. Кто Вы думаете первым выбежал на звонок? Да, Тайсон! Еще не переступив порога, парень присел снимать обувь , да так и не снял... Тайсон в припрыжку прилетел, запрыгнул к нему на колени, облобызал его всего и так и остался у него на руках. "Вот это мой!" - не глядя даже на других щенков, которые тоже выскочили его посмотреть, он не раздеваясь и уже не снимая обувь, забрал его под курточку и... они ушли.

Долго потом щенки что-то или кого-то искали по углам. У меня катились слезы по щекам, но я знала, что мой Тайсик в хороших и добрых руках. Прошел день, второй... ушла самая скромная и тихая из всех щенков - маленькая пуховочка - Марточка. Она тоже все время жалась к новой хозяйке, пока та неуверенно объясняла, какую тихую и послушную по характеру, она хочет собачку. Вся в хозяйку: скромная, спокойная, тихая и очень нежная. Это я охарактеризовала Тому - ее молодую, но такую добрую девушку, которая и забрала Марточку.

Щенкам не понятно, где же их подружка и дружок? Только Моисей понимал, наверное, ведь он уже один раз оставался без своих первых братиков и сестричек. Мая - его первая подружка, которая его всему обучила, так и осталась в его памяти, недаром же он выбрал подобную Мае - Евочку в друзья. Он-то знал, что опять скоро останется один, с папой и мамой, которые его уже совсем не "балуют", а папа иногда даже порыкивает, отгоняя от Берты, его мамы.

Не стало всего двух щенков, а они, малыши, как что-то почувствовали... стали спать все вместе! Уже и коробочка не нужна и подушечка под стулом. Стали они запрыгивать на кресло и все вместе там ночевать. Вот истинная семья, истинная любовь крошечных щенков друг к другу.

Воспитывая их, я и не подозревала, что все мое внимание уделялось малышам, а Моисей был, как-то сам по себе и только с ними, щенками.

Дни шли за днями, пошел им уже 4-й месяц. Розочка превратилась в молодую и красивую леди, а Евочка так и осталась маленькой (мини стандарт) девчушечкой. Пришел и ее черед. Молодая пара, имеющая уже опыт и маленького голенького кобелька, забрала Евочку. Все! Моисей остался один! Свою игрушку, которую он дарил и давал играть Евочке, он носил всегда с собой. С ней он спать ложился и ее всегда прятал от Розы. А все время искал Еву, искал и... плакал! Да, он плакал, как дитя! Если можно это назвать воем, то не вой, завыванием- тоже не назовешь. Из его рта выливались именно звуки, похожие на ау-ау -аууу. Я даже записала это на видик. Стоит, смотрит на стенку и зовет...ау-ау-ауууу. Беру его на руки - перестает, но сразу начинает икать свою игрушку- маленькую обезьянку. Когда он ее находит, ложится рядом с ней на подушку и успокаивается.

Пришел день, и забрали Розочку. Вот ей повезло! Она сейчас у добрейшей хозяйки, но это еще не все. Она живет в двухэтажном особняке и бегает, не отходя за хозяйкой, как хвостик, с этажа на этаж! Видать ей там нравится, потому что они приезжали ко мне на стрижку, и она уже стала совсем холеной, прекрасной, разодетой в пух и прах собачкой. Моисей сник! Вот тут-то и поняла я свою ошибку, когда больше внимания уделяла щенкам! Да, ту ошибку, которую мне Моисей НЕ ПРОСТИЛ!

Остался Моисей один. Первые дни он с игрушками бегал, по углам заглядывал, а потом просто сник... Лежит на кресле и смотрит. Смотрит, как мы по квартире ходим, смотрит на своих, ничего не проявляющих к нему , его родителей, смотрит на меня, но не идет, когда я протягиваю к нему руки и зову...Он такой одинокий, а в глазах настоящая тоска! Его глаза - зеркало, в них увидишь все, даже то, что не должно быть в глазах собак. Есть грустные глаза, есть внимательные, есть изучающие, а у него - пустые. Пустота и отрешенность, будто заглядываешь в глубокое озеро, а там темная бездна. Страшно и в то же время эта бездна затягивает, так и хочется в нее поглубже зайти... Что он думает , глядя на нас такими глазами... Глаза - это его мысли, слова, речь! Много людей мне всегда говорили, глядя на него: "А вот он смотрит, и кажется, что сейчас, что-то скажет! Да - Это было именно так. Его глаза и сейчас можно понять, когда он что-то хочет или ждет или просит.

Мне самой было тяжело без щенков, когда их разобрали. В доме сразу стало пусто и тихо... Нет утрешнего тявканья и ночного сопения, нет мотающихся и резвящихся под ногами щенков, а главное - Моисей не сидит у меня на руках, как обычно. Только тогда, когда приходит время кушать, я его сама беру на руки и осторожно подаю в рот кусочек за кусочком. Он так всегда привык есть. Первый день еще сидел у меня на руках, а потом стал почему-то проситься к мужу на колени. Стоит, хвостиком машет и скребется, мол - возьми меня к себе. Муж с радостью его брал, а я в это время его кормила. Так и вошло в привычку, что завтрак у нас начинается с кормления собак, а потом уж мы садимся к столу. Всегда Моисей бежал завтракать к нему на руки. Сидит, от удовольствия лает на больших собак, тем самым как бы говоря: "Я тут первый, никто не займет мое место!"

Прошло две, три недели, все немного привыкли к тишине в доме. Вспоминали про щенков, но уже реже и реже. Вот только Моисей не давал мне забыть про то, что в свое время я его забросила и занималась щенками. Он просто игнорировал меня! "Как?"- спросите Вы. Отвечаю. Когда он был слабеньким - все внимание уделялось ему, он это чувствовал. Он все время был на руках, его все время я укутывала и грела (он вечно мерз), с ним мы больше всего лежали на диване и смотрели телевизор. Он рядом: то под рукой заснет, то на животе у мужа пристроится, а когда носит и дает игрушку, мы с ним всегда играем, а он бегает и с радостью опять нам ее тащит, чтобы кидали. Щенки этот уют нарушили. Он был с нами, но в то же время и без меня. Вот и пришла развязка. Его любовь ко мне пропала. Я стала для него просто кем-то, а свою любовь он начал отдавать мужу. Каждый вечер, приходя с работы, муж первого видел его. Моисей, не знаю как, первый слышал звук открываемой двери и бежал. Муж еще не успевал ее открыть, а на пороге стоял Моня! Удивительно, но факт.

Так между ними начала зарождаться крепкая мужская дружба. Я это видела. Видела и в себе страдала. Да, я сама упустила тот момент, когда я была ему нужна, а я занималась другими. Не хочу его переманивать на свою сторону. Я ведь и так с ним целыми днями, но ту любовь, что он дарит мужу можно назвать внеземной любовью! Это видно во всем: он сразу бежит к нему и садится на руки, когда я его за что-то окрикну и покажу кулак, он после очередного чихания(еще иногда засоряется нос после еды)летит к нему и дыша ртом укладывается на колени и как бы ждет поддержки, потом успокаивается и засыпает. Гулять он любит с мужем и радостно бежит одевать ошейник! Видит, что муж занят, он тихо стоит и смотрит на него, раз посмотрит - подождет, второй раз посмотрит, ну, а на третий - уже муж не выдерживает и манит его пальцами к себе. С какой радостью он к нему летит. Рад, что на него обратили внимание.

Мы как-то раз наблюдали такое: сначала я его зову и показываю вкуснятину - он не идет. Стоит сразу же мужу только показать рукой жест и протянуть руки - он бежит с превеликим удовольствием. Вот и поняла я, что так как я с ним поступила - так и он со мной. Он меня любит, но он не мой уже. Собаки не могут мстить или злиться за что-то. Они просто терпят, но в голове запоминают и уже никакие ласки не способны вернуть ту любовь и преданность, которую они, когда-то дарили тебе!

Его любовь к моему мужу стала большой и прекрасной, и я очень рада, что то, чего ему не хватало после ухода щенков, он перенес на нас, людей! А именно: всю преданность, радость от встреч и нежную любовь. Самое главное - это доверие к человеку. Даже тогда, когда мне срочно надо было уехать, а Моисея забрать с собой, он остался таким же по отношению ко мне, хотя и был со мной 10 дней. Он все выполнял: ел, спал со мной, гулял, радовался всем, кто приходил к нам на него посмотреть, но ждал! Ждал он своего друга и отъезда домой. Поезда он уже не раз видел, знал, что уезжаем, знал, что в поезде из купе нельзя выходить, плакал по-своему, что я выходила из купе, и моя соседка его брала на руки, чтобы не боялся. Защищал свое купе, когда проводница пришла забирать стаканы .Все выполнял правильно. Но вот такой встречи с мужем и его действиями, ни я, ни муж не ожидали! Он сидел на руках, когда я выходила из вагона, а муж хотел взять сумку у меня из рук. Тут Моисей вырвался из рук и запрыгнул к мужу на руки! Что держать? Сумку или ловить Моисея? Конечно же сумка упала, а Моисей спокойно уселся к нему на руки и всего облобызал. Счастью обоих не было предела! Все на перроне повернули головы к ним и открыв рты глазели на эту сцену! Даже проводница удивилась, что муж не жену, а собаку сначала целует и тискает! Вот вам и встреча двух друзей! Как же он ждал этого!

Моисей и сейчас от него не отходит. Дома муж - дома и Моисей! Он лает, бегает, носит игрушки. Муж на работе и в доме - тишина. Все спят на своих подушечках. "Теперь я понимаю, как тебя любит Ричи, и как он тебе предан. Это твоя собака! Навеки!"- сказал мне как-то один раз муж. Свою любовь мне отдает Моисей, и я никогда этого не забуду! Меня так любил только Эрик (наш бультерьер). Теперь и я знаю, что нужен Моисею, как и он мне и всегда буду с ним!"- сказал он мне, а я знала, что это к лучшему, знала и то, что мою любовь к Ричи теперь не надо делить. Я Ричи всегда любила - он первый и дал мне науку, как собаки нуждаются в нас, в ласке, во внимании. Ричи научил меня тому, что я раньше не знала, а именно: скучать, заботиться и верить, но не за человеком, а за собакой! Странно, но так оно и есть!

Хочется закончить свой рассказ словами: "Чем больше я узнаю людей, тем больше я люблю СОБАК!" Огромное спасибо всем, у кого хватило терпения прочитать мою повесть. Она посвящается всем тем, кто имеет собак и других животных и умеет о них заботиться и ценить их любовь к нам!

Автор: Лола