Собачья площадка Кошкин дом Другая живности

Жеребенок и котята

Жеребенок и котята

Я помню, у Шолохова в «Тихом Доне» написано, что лошадь и кошка - самые красивые домашние животные. Наверное, это действительно так, но я бы сказала: самые красивые - это жеребята и котята.

Тем летом я ездила с экспедицией по Заднестровью. Вся экспедиция – четыре человека: шофер, коллектор Дима и повариха Лена - студенты зоологического факультета и я – начальник отряда. Экспедиция, как теперь говорят, была не престижная – у нас научно-исследовательский институт, а тут работа по договору – никакой науки, а только картографирование сортоучастков. Но это была моя первая самостоятельная экспедиция, на работу по договору были отпущены деньги, а сортоучастки в Заднестровье – это рай в тогдашнем Советском Союзе. Рай, где росли плодовые деревья разных сортов – персики, груши, яблони, сливы, абрикосы и орехи. Об овощах уж и говорить не приходится – огурцы, помидоры, кабачки и прочее, прочее. И все это было абсолютно экологически чистым, все это можно было есть в любом количестве, а вкус зрелого плода, только что сорванного с дерева, ни с чем не сравнится.

Сортоучасток – это отдельный мир: небольшое поле, огород и сад «в одном флаконе» в стороне от городов и поселков, все вместе, обычно, занимает 10-30 гектаров. Здесь проходят испытания разные сорта культур. В центре сортоучастка – контора и хозяйственные строения. Сортоучастки жили своей жизнью, на них не распространялись планы, сроки и директивы, которые определяли в то время жизнь колхозов и совхозов.

На этом сортоучастке мы расположились не как обычно, в конторе, а разбили лагерь рядом с хозяйственными постройками. Очень быстро центр жизни этого микрокосмоса переместился из конторы в наш лагерь. К нам в лагерь приходил по вечерам покурить сторож, к нам заглядывал директор сортоучастка, на нас было направлено любопытство всех работников, к нам приезжала из Одессы сотрудница опытной станции.

А еще, именно у нашего лагеря останавливалась телега, запряженная бурой лошадкой, а за телегой бежал жеребенок. Это рыжее чудо с глазами восточной красавицы и длинными тонкими ногами звали Ласточкой. Погладить Ласточку – стало заветной мечтой обоих студентов. Ласточке предназначались мягкие ломти белого хлеба, ее подманивали сахаром, к ней побирались незаметно, ее подкарауливали рядом с бурой лошадкой. Но Ласточка не поддавалась, она отпрыгивала, угрожающе поднималась на дыбы и перебирала в воздухе тонкими ногами. «Зараза эта Ласточка», сказала Лена, когда жеребенок, наконец, укусил ее. Ласточку оставили в покое, а все свое внимание студенты направили на котят.

Как-то незаметно к нам прибились два котенка - серенькая кошечка и пятнистый подросток-кот. Откуда появилась кошечка, никто не знал, она как бы материализовалась из воздуха на одном из ящиков с продуктами. Маленький, серый, трогательный котенок, полная сирота, так как ни одной взрослой кошки на сортоучастке не было. Поскольку всему живому надо дать имя, кошечку назвали Мушка. Так Мушка появилась и стала жить в нашем лагере.

Другое дело котенок-подросток. В свои три-четые месяца он вел самостоятельный образ жизни. Охотился, жил в убежище под досками и никто, казалось, был ему не нужен. И мы не обращали на него внимания. Но вот однажды, устроив засаду возле кучи сортовых семян, он изловчился поймать молодого неопытного воробья и, держа трепыхающуюся птицу в зубах, побежал в сарай, чтобы с заслуженным правом удачливого охотника ее съесть. Все мы наблюдали эту сцену и не остались равнодушны к судьбе воробья. Трое человек бросились за котенком, птицу отняли, привели в чувство и отпустили, а котенку в возмещение материального и морального ущерба открыли целую банку тушенки. Назвать котенка с такими выдающимися способностями – не такое простое дело. Два часа я наблюдала за ним. Он вел себя независимо, двигался быстро, резко, не напрашивался на ласку. Само собой пришло имя – Квант. Много лет прошло с тех пор, но я хорошо помню Кванта. Удивительный котенок! Когда по вечерам жизнь на сортоучастке замирала, и мы выходили гулять вдоль единственной дороги, Квант бежал рядом по обочине. Он мог отставать, мог немного перегонять нас, временами шуршал и возился в опавших листьях, а иногда и охотился на ночных насекомых, но одно несомненно – он шел с нами.

Всему приходит конец – и закончилась наша работа на сортоучастке. Впереди было еще два месяца разъездов и приходилось оставлять своих животных здесь. Я не жалею о Мушке, эту ласковую кошечку удалось пристроить. Я вспоминаю Кванта. Конечно, котенок с такими способностями не пропадет, но именно поэтому мне жаль, что не нашла я возможности взять его с собой. А ведь именно меня выбрал он своей хозяйкой, со мной гулял по вечерам, мне позволил приручить себя. Казалось бы - это ерунда, подумаешь – котенок, часто мы проходим мимо и гораздо более важных вещей. Но мне, кажется, не так уж это и не важно - иметь возможность долго наблюдать умное и необычное животное.

Автор: Екатерина Павлова